Главная/ Экология/ (страница 9)/

Чтобы не пришла беда

Чтобы не пришла бедаЗабота о безопасности объектов и сооружений начинается задолго до их рождения — с инженерных изысканий на территории будущего строительства. Сегодня, когда череда природных и техногенных катаклизмов и аварий непрерывно возрастает, казалось бы, участники строительного процесса, и прежде всего заказчики, эксплуатационники должны уделять все большее внимание инженерным изысканиям в строительстве.

     «На самом деле в России сегодня недооценивается их важность  и к специалистам нередко обращаются пост фактум — когда грянула беда» — так считает гость нашего журнала, доктор геолого­минералогических наук, директор Производственного и научно­исследовательского института по инженерным изысканиям в строительстве (ПНИИИС) Владимир БАУЛИН.

     — Владимир Викторович, вы не преувеличиваете возможные неприятности из­за недооценки рисков на предпроектной стадии подготовки к строительству?

     — Нисколько. Сказать, что в предыдущие десятилетия ХХ века все было идеально, — нельзя. Но в последние годы ситуация обострилась. Это объясняется тем, что разрушается прежняя система строительных норм и правил, а новая до конца так и не сформирована, да и окончательно будет доработана еще не скоро, прежде всего из­за нехватки средств. К сожалению, Госстрой России в свое время не смог взять на себя функции лидера и организовать финансирование разработки новой нормативной базы. Это видно и по нашему институту. Мы сегодня готовимся к юбилею — 40­летию ПНИИИС — и подводим итоги своей деятельности. Так вот, за этот период мы разработали около 100 нормативных документов, те из них, что подготовлены в последнее десятилетие, можно пересчитать по пальцам, да и не за все нам заплатили.

 

     Многие документы отдаются на откуп в регионы, отдельным фирмам. Так появляются территориальные строительные нормы, например по инженерным изысканиям, проектированию, строительству и эксплуатации зданий и сооружений на закарстованных территориях. Они утверждаются местным губернатором, а таких территорий в России два десятка, и каждый стремится разработать подобные нормы. Если сложить потраченные деньги, с лихвой хватило бы на полноценный общегосударственный документ.

 

     Также оплачивают разработку и пользуются собственными нормами крупные фирмы, благо заказывают они их в институтах, где занимаются ими специалисты. Но, к сожалению, не все требования и рекомендации заказчики и строители выполняют на практике. Так, например, еще не факт, что все предложения специалистов ПНИИИС будут учтены, так как они носят рекомендательный характер и ради экономии средств ими могут пренебречь.

 

     Хорошо, если проект прошел через Главгосэкспертизу. Там по­прежнему работают опытные высококвалифицированные эксперты, которые заставляют заказчика довести проект до ума. Но далеко не каждый проект проходит через государственную экспертизу.

 

     Не понимая всю важность  инженерных изысканий, многие заказчики на них экономят. Так, в западных странах на них тратят 5–7% от стоимости строительства, а у нас — менее 1%. Отсюда неприятности — просадки фундаментов, залитые водой подвалы и прочие «радости». Причем очень быстро заказчик начинает понимать, что «экономия» обернулась убытками. Например,  подвалы  можно выгодно сдавать в аренду или использовать для своего бизнеса, а из­за того, что в них стоит сырость, их заливает, использовать их нельзя.

 

     Нередко причиной неприятностей становится небрежность строителей, которые не выполняют требования, заложенные в проекте. Например, на Поклонной горе — объект свежий и особо важный, о котором много говорили и писали, — не работает  дренаж. Он есть, но, по­видимому, весь забит строительным мусором.

 

     Конечно, в рыночных условиях наши советские СНиПы с их стремлением все зарегулировать не могли действовать, но нельзя допускать, чтобы безопасность строительства зависела от доброй воли и компетентности участников строительного процесса, будь то заказчик, проектировщик или строитель. В этих зданиях и сооружениях находятся люди, и их здоровье, а порой и жизни не должны подвергаться опасности. Тем более если речь идет о крупных промышленных объектах, где аварии чреваты тяжелыми последствиями, в том числе экологическими катастрофами.

     — Но, наверное, в том, что нет нормативной базы, регламентирующей предпроектные изыскания, есть и вина ПНИИИСа?

     — В какой­то мере да. Но институт не может сам себе дать задание и бескорыстно годами выполнять его. Нормативный документ — интеллектуальный продукт, работа над которым  должна быть оплачена. Как мы выживали эти годы — не буду жаловаться. Сейчас вот только стало легче. Мы теперь имеем возможность выплачивать людям более­менее достойную зарплату, к нам теперь приходит молодежь. Мы начали активно печатать труды наших ученых. Конечно, пока не все желающие могут опубликоваться — сколько наработано «в стол», возникла своеобразная очередь, но она продвигается. И кстати, институт приступил к разработке нового СНиПа «Инженерные изыскания для строительства», который будет жестко регламентировать проведение инженерных изысканий. В нем заложено требование обеспечивать научное сопровождение проектов.

     — А какие крупные интересные заказы выполняет ваш институт?

     — Несмотря на то, что  ПНИИИС возник в системе Госстроя, с первых лет его деятельность носила межведомственный характер, особенно если речь шла об изучении причин каких­либо «ЧП». Трудно перечислить объекты, где работали наши специалисты, это практически все отрасли народного хозяйства — нефтяная, газовая, химическая промышленность, машиностроение, оборонка, металлургия и т.д.

 

     Когда в стране резко сократилось промышленное строительство, это отразилось и на нас. Численность коллектива сократилась в шесть раз. Но вот уже несколько лет, как ситуация начала меняться к лучшему. Появляются крупные заказы. В конце 80­х — начале 90­х годов прошлого века мы первыми отреагировали на ухудшение строительной деятельности в стране, потому что оказались «крайними» — с нас же начинается подготовка к строительству и к первым к нам перестали поступать деньги. А вот сейчас мы же первыми чувствуем оздоровление ситуации — пошли заказы, а за ними — деньги. Так, мы занимались  инженерными изысканиями и сопровождали исполнение таких проектов, как газопровод Россия — Турция «Голубой поток», ряд нефтепроводов на Севере России, Сахалин­2, железная дорога Эльга — Улак, Крымская, Ростовская АЭС в России. А последнее время активнее ведется международное сотрудничество. Так, по заданию московского института «Атомэнергопроект» ПНИИИС проводит инженерные изыскания по строительству АЭС «Бушерн» в Иране, есть интересные предложения от фирм из Китая, Японии, США. Мы ведем работы по борьбе с подтоплением на Автовазе в Тольятти.

 

     Так, например, мы занимались изучением трассы «Голубого потока» в 70 км длиной, проходящей по горным районам Кавказа. Одну из основных опасностей для объекта здесь представляет нарушение растительного покрова, так как верхний слой земли держится корнями деревьев, и если их вырубить, то земляное одеяло над трубопроводом просто сползает, и трубы оголяются со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

     Сегодня среди наших наиболее крупных заказчиков нефтяные компании, Газпром, РАО «ЕЭС России».  С ними активно работают и наши три дочерние предприятия — Веверо­Кавказский инженерно­геологический центр в г. Пятигорске, Адлерская комплексная инженерно­геологическая и гидрологическая лаборатория, Северная научно­исследовательская мерзлотная станция в г. Лабытнанги. Ее коллектив участвовал в обустройстве Ямбургского, Харасавейского, Вынгапуровского месторождений газа, в сооружении газопроводов Ямбург — Центр, Ямбург — Уренгой и других, в оздоровлении множества зданий и сооружений в своем регионе. Там много прекрасных специалистов в области строительства на вечномерзлотных грунтах. Они ведут непрерывные наблюдения за многими объектами городов Салехард и Лабытнанги.

     — Вы сказали, что вы первыми ощущаете прилив инвестиций в ту или иную отрасль. В каких отраслях строительство оживает?

     — Та же нефтяная, газовая, электроэнергетика, в какой­то мере химия, связь, транспортное строительство, а в других особого оживления пока не наблюдается.

 

     Но надо отметить, что все более активно ведут себя регионы. Они вкладывают средства  в защиту своих территорий от природных явлений — землетрясений, вулканических процессов, разрушение берегов рек и морей, подтоплений и нагонов воды. Так, мы работали по заказам администраций Краснодара, Большого Сочи, Туапсе, Новороссийска. Была выполнена программа защиты исторических городов России. Причем логика одна — где умная администрация, занимающая активную позицию, там и дела идут лучше, там и больше заботятся о безопасности строительства.

Татьяна ШАВИНА.

 

по материалам Строительство, №1, 2003
26 июня 2003



Хотите узнать больше? Найти все про Чтобы не пришла беда


Также в этой рубрике:
 
«Воздушная бомба», заложенная под нас «тепловыми» СНиПами
Несколько лет назад началась активная кампания по утеплению зданий, осо-бенно жилых домов. Дело в том, что в те далекие советские времена, когда соз-давался массовый жилищный фонд, в стране более всего беспокоились о сниже-нии сметной стоимости строительства и не задумывались о последующих экс-плуатационных расходах, в частности на обогрев здания.
Норматывы по вентиляции необходимо менять!
Комментарии главного специалиста по отоплению и вентиляции ФГУП СантехНИИпроект
 

i-Stroy.ru - строительный информационно-аналитический интернет журнал, Все права защищены и охраняются законом. © 2000-2021 ЗАО «ДОМКОМ.РУ»
Президент РФ
Государственная Дума РФ
Правительство РФ
 
 
Москва
Область
Регионы
 
Законодательство
 
Словарь

По теме

Популярное




Экспертный Совет при Комитете Государственной Думы РФ
Законопроекты
Это интересно
Недвижимость
ЖКХ
Ипотека
Мир Новосела



 

(495)925-35-25

Все права защищены и охраняются законом. © 2000-2021 ЗАО «ДОМКОМ.РУ»
сейчас 18.09.2021 23:55,
страница Чтобы не пришла беда - Экология строительного портала i-Stroy